ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ПРИХОДА ПАНТЕЛЕИМОНОВСКОГО ХРАМА Г.ЖУКОВСКИЙ

="Версия
Главная > ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ > О Православии > Церковь > Церковь и общество >

Опасные иллюзии.

 
острая темаМногие люди страдают от различного рода зависимостей: алкоголь, табак, наркотики, компьютерные игры… Как правило, у всех этих зависимых людей есть близкие, которые принимают активное участие в их судьбе, пытаясь оказать помощь и разорвать нить зависимости. Однако зачастую подобная жертвенность оказывается созависимостью.
 
Кто такой созависимый человек?
Созависимый так сильно сосредотачивается на проблемах (болезни) своего близкого, что это сопровождается нарушением его нормальной жизни. При созависимости у человека доминируют негативные чувства: страх, тревога, негодование, раздражение, злость. Эти чувства так сильны, что перекрывают позитивные чувства – и жизнь становится безрадостной.
 
Одновременно все силы бросаются на так называемое контролирующее поведение, когда созависимый человек всеми силами пытается контролировать, организовывать жизнь зависимого, пытаясь тем самым оградить его от ненавистной зависимости.
 
Формы контролирующего поведения могут быть самые разные. От грубых (слежка, проводы на работу/в институт и т.п.) до тонких (навязывание другому своей воли, своих взглядов, своего отношения).
 
Но сколько ни контролируй зависимого – этот способ оказывается бесполезным! Вот почему в разговоре с созависимыми тема физического и психологического насилия звучит постоянно: «Часто срываюсь на ребёнке… злюсь на мужа… виню себя…».
 
Если пьёт муж, то, пытаясь контролировать неконтролируемое, жена, может срываться на детях. Пьёт отец или брат – она срывается на муже. На исповеди она от всей души раскаивается в содеянном – и снова его повторяет. Не потому, что она такая плохая, а потому, что у неё сформировалась психология созависимости. В подобной ситуации необходима духовно-психологическая реабилитация.
 
Здесь начинается самое трудное: мотивировать созависимого на выздоровление. Причём труднее всего помочь воцерковлённым женщинам. Они убеждены, что, играя роль «спасательницы» («жертвы», «мученицы»), исполняют христианские заповеди. И потому не пойдут к психологам, не позвонят на телефон «горячей линии», не обратятся за помощью в милицию. Так что семинары по противодействию насилию и работа специалистов часто не доходят до адресата. Вот сделать что-то с мужем-алкоголиком или сыном-наркоманом – тут они готовы на всё. Правда, «всё» включает что угодно, кроме изменения собственного поведения. А ведь именно последнее очень важно для оказания действительной помощи зависимому!
 
Первый шаг к выздоровлению – это отстранение от болезни зависимого. Однако именно принцип отстранения наиболее тяжело воспринимается созависимыми. «Если я устану – небо упадёт», –так можно выразить их миропонимание. «Несение креста» жизни с алкоголиком зачастую понимается не совсем правильно. На фоне такого убеждения предложение отстраниться звучит как веяние «психологии эгоизма». Однако отстраниться не означает устраниться. Надо создать разумную дистанцию. Она позволит отделять человека от болезни и сохранить к нему любовь и уважение. Иначе со временем, после нескольких лет «жертвенной» жизни, любовь и уважение исчезают навсегда.
 
острая темаПлодами такой жертвенности становятся:
психосоматические заболевания (стенокардия, мигрень, гипертензия; неврозы и бессонница);
повышенная раздражительность, агрессия по отношению к родным (проявляющаяся в мелочах), небрежение к их нуждам;
обвинения других членов семьи, что они ничего не делают, чтобы помочь;
развитие чувства исключительности («если не я, то кто»);
подозрительность;
чувство одиночества и пустоты («меня никто не понимает, не ценит моей жертвенности»); частые депрессии, отчаяние.
Список можно продолжать…
 
Парадоксально, но зависимый сам является «жертвой» родных, которые изобретают способы, как подчинить его своим требованиям «бросить употреблять».
 
Вот типичные примеры воздействий на него со стороны близких:
1. взывали к рассудку;
2. ругались, кричали, «закатывали» истерики;
3. угрожали разводом, лишением супружеской близости;
4. били, обливали пьяного водой;
5. выискивали и выливали спрятанное спиртное, выбрасывали наркотики;
6. покупали спиртное, позволяли готовить и употреблять дома наркодозы («лучше под моим присмотром»);
7. устраивали анонимно в наркодиспансер;
8. запирали в квартире;
9. вызывали участкового;
10. завозили в монастыри, на отчитку, на молебны;
11. устаивали на работу, в ВУЗ;
12. вынуждали поступить в реабилитационный центр;
13. выгоняли из дому;
14. пытались «занять» какими-либо делами;
15. подливали в пищу «заряженнуюу целительницы» воду и др.
 
Список этот свидетельствует не об уважении и любви к человеку, а о манипуляциях и контроле. Человека пытаются «поломать», заставить соответствовать своим ожиданиям. Свобода человека, которую даже Бог не нарушает, в расчёт не берётся.
 
Больше всего страдают дети. Да и может ли созависимая женщина быть эффективным родителем?! Ведь она полна тревог и живёт только болезнью своего мужа! Не умея работать со своими негативными чувствами, супруга зависимогопо принципу громоотвода «выплёскивает» своё негодование и обиду на детей, превращая их в своих жертв. Практически каждый день ребёнок слышит упрёки в свой адрес, постоянную критику; успехи получают заниженную оценку, внутренний мир игнорируется. Хроническое чувство вины, неспособность получать и давать любовь, убеждённость, что он недостоин дружбы и уважения– вот что вырабатывается у таких детей. А затем происходит транслирование накопленного в детстве негатива на своего мужа или жену, на своих детей…
 
Таким образом, происходит подмена евангельской жертвенности!
 
Жертва христианская – свободная. Быть жертвой в созависимости – состояние навязчивое. Мать уже не хочет, например, ждать сына-алкоголика до трёх ночи – а ноги всё равно несут её к окну высматривать его.
 
Жертва христианская проистекает из любви. Жертва в болезни сопряжена с чувствами саможаления, злости, обиды, осуждения; часто в ней сквозит желание показать своё достоинство на фоне «спасаемого» («пусть страдаю, но не брошу – он без меня пропадёт»). Подлинной любви здесь нет. Зато проявляется поза «мученичества».
 
Христос принёс Себя в жертву за весь мир, однако за каждым Он оставляет свободу принять или не принять её. Христианская жертва не насилует воли человека, ради которого она приносится. Жертва в созависимости этого выбора не желает признавать: «Да я всю жизнь ему отдаю, а он, негодяй...» Непринятая «любовь» жертвы нередко оборачивается ненавистью и даже мщением.
 
Христианская жертване разрушает личность того, кто её совершает. Такая жертва способна «отпустить» и принять выбор человека, не умаляясь сама. Так Бог принял отпадение от Себя Адама и Евы, равно как принимает выбор тех, кто отвергает Голгофскую Жертву.При этом Он остаётся Полнотой Любви и Жизни, ничего не теряя в Своей Благости. Созависимая жертва приводит к разрушению психики, потери себя как личности. Более того, болезнь человека (его зависимость) или созданный в мечтах образ человека становятся идолом. И этому идолу приносятся в жертву отношения с другими членами семьи, здоровье, время…
 
Чтобы остановить эту карусель, необходима помощь извне. Для того и существует работа с психологами, психотерапевтические группы, группы взаимопомощи типа Ал-Анон (подобные группы есть и на Пантелеимоновском приходе). Работаих устроена так, что участники получают возможность увидеть происходящее со стороны и с помощью опыта других членов группы создать дистанцию от болезни зависимого, отстраниться. Благодаря достигнутому отстранению начинается обучение другим, более здоровым формам реагирования. И проявления болезни постепенно заменяются более здоровым отношением к себе и другим членам семьи. А вместо опрокинутого идола рождается (не сразу, конечно) подлинное доверие Богу и готовность жить в согласии с Его волей.
 
Подготовил Артём Нечаев 
по материалам сайта: http://dusha-orthodox.ru
(Форум православных психологов)